Футбол завтрашнего дня. Почему Нойштедтер лучше любого украинского опорника

Старт чемпионата Германии в очередной раз напомнил об отличном футболисте Романе Нойштедтере.

Из-за трансфера в «Шальке» перспективного Йоханнеса Гайса Роман начал матч в запасе, но у него очень скоро появился повод выйти на замену. Травма Настасича позволила опорнику выйти на неродной позиции, в центре обороны – и уроженец Днепропетровска провёл очень хороший матч. На очень сложном выезде (работу Виктора Скрипника оценили и в самой Германии, признав лучшим тренером сезона) «Шальке» провёл матч на ноль и добился крупной победы.

Жаль, что двери в сборную для Романа уже закрылись. Играет за «кобальтовых»/«Боруссию М» он достаточно хорошо, чтобы быть на карандаше у Йоахима Лёва и даже иногда вызываться в сборную Германии. Нойштедтер – продукт немецкой футбольной школы и отвечает всем современным требованиям для опорников. Роман хорош в отборе, но не забывает и обострять – у него всё в порядке с коротким и средним пасом. В Украине таких хороших опорников нет, они там просто не достигают нужного уровня.

Ладно Нойштедтер, он, в конце концов, далеко не король футбола. Но когда наблюдаешь за игрой Дениса Черышева, возникает ощущение, что это чистокровный испанец, который поменял себе имя. Денис может быть сколь угодно хрупок, но в одном его среднестатистическом пасе на Вьетто больше футбола, чем во всех матчах сборной России на чемпионате мира. Его видение поля, заточенность на обострение атак – полная противоположность российскому футболу, силовому и закрытому. В общем, можно и не заглядывать в Википедию, чтобы предположить: Черышев с пяти лет воспитывается в испанской среде.

Парни, по воле случая выросшие на чужой земле, совсем не похожи на типичный продукт национальных школ. И показательно не столько это, сколько сам факт огромного различия между этими школами. В Испании растут атакующие хавы, но проблемы с центрфорвардами; в Аргентине полный порядок с нападающими, но нет вратарей; в Чили выросли отличные игроки атаки, но просто нет хороших защитников и т.д. Футбольный бриллиант не появляется из ниоткуда – его ограняют профессионалы, и в каждой стране они разные.

Футбол, как любое популярное дело, не стоит на месте. Новаторы совершенствуют тактику, физиотерапевты и медики – возможности игроков, тренеры – модель и качество игры. Да и сами футболисты топ-уровня, встречаясь на поле, вынуждают друг друга расти и совершенствоваться. Как сказал Месси: «Если бы Роналду не существовало, я не стремился бы его превзойти, а, значит, топтался бы на месте». Закон жизни – только в условиях конкуренции люди растут, без неё происходит застой.

Пятьдесят или сто лет назад игроков на разных концах света готовили более-менее одинаково. В разных количествах – Уругвай, например, мог влёгкую обходить по числу профессиональных футболистов Китай – но со схожими методами воспитания. Брюс Гроббелар участвовал в войне в Южной Родезии, потом играл в чемпионатах ЮАР, Канады – и уже через год выступал в сильнейшем клубе мира. Требования и методы работы с игроками были более-менее одинаковы, и вратаря «Ливерпуля» тренировали примерно так же, как голкипера «Джомо Космос».

Сейчас даже талантливейшие вратари, приезжая в топовый чемпионат, должны к нему привыкать. Футбол всё ближе к технологии, и в топовых клубах и чемпионатах этой технологии учат. Пас должен быть удобным для приёма и при этом не в недодачу, мяч нужно не терять, но и не передерживать. Обучение футбольному мастерству – дело не столько академий профессиональных клубов, сколько детско-юношеских школ, которые учат детей до 10 лет. В этом возрасте у каждой страны все свои, легионеров не закупает никто. Соответственно, фора Германии перед Кот-д’Ивуаром становится всё больше, все безнадёжнее для последнего.

Про украинскую футбольную школу я не скажу ни одного плохого слова. Поколение Ярмоленко, Гармаша, Коноплянки и др. – это намного больше, чем должно было вырасти в девяностые-нулевые, с их уровнем финанансирования, «развития» футбольных академий и проч. Если бы не лимит, как минимум украинские вратари разъехались бы по всей Европе – они точно не хуже португальцев и голландцев, которым находится место в клубах Примеры, АПЛ, Серии А. Проблемы скорее грозят воспитанникам той сотни стран, в которых дела с футболом еще хуже, чем в Украине.

Как воспитывают талант в Испании? Дают возможность заниматься на хорошем поле (в Мадриде и Барселоне сотни полей), строят школы, достойно оплачивают и много требуют с детских тренеров. Как воспитывают талант в ДНР Конго? Хорошо, если дадут поиграть старым мячом на гаревом поле. Причём поиграть под присмотром непонятно кого – любой что-то умеющий человек оттуда давно уехал. Странно было бы ожидать чего-то иного от страны, где даже каннибализм не до конца побеждён.

Зидан бы никогда не стал Зиданом, воспитывайся он в Алжире. На африканских пляжах он бы не освоил ту современную модель игры, что в «Бордо». В чемпионате Алжира у него никогда бы не было таких тренеров, как в Серии А. Но и Макелеле добился бы меньшего, не работай он с Зиданом, Роналдо и другими мастерами дела. Мастера будут расти и прогрессировать, только если будут действовать вместе – это закон любой профессиональной деятельности, футбол подпадает под его действие в десятую очередь. И благодаря нему футболисты из стран третьего мира всё больше уступают в мастерстве коллегам из сверхдержав.

В последнем голосовании за Золотой Мяч в топ-23 претендентов был всего один уроженец Африки. Это Яя Туре, которому нечеловеческие физические данные позволили стать звездой шести разных чемпионатов. Но даже ему не хватает тактической дисциплины, понимания, что иногда не стоит бросать зону и нестись в атаку. Бускетс обучен этому гораздо лучше, потому и вытеснил Яя из основы «Барсы». Простая история победы испанца над ивуарийцем – на супер-уровне, уровне гениев. На уровне средних игроков, уровне борьбы за место во Второй Бундеслиге такие победы совершаются каждый день.

Есть ли хоть один уроженец бедной страны, который попадёт в ростер Золотого Мяча в этом году? Разве что Коноплянка :-) Европейские чиновники любят удивлять, но вообще 2015-й может стать первым годом, в котором уроженцев Африки и Азии не будет даже в предварительном списке. Африканцы понемногу покидают основу топ-клубов – так, в составе богатейших клубов мира («Барселона», «Реал», «Бавария») всего один представитель афросборной. Это Мехди Бенатия, но и он родился во Франции – просто играет за сборную Марокко. А те, кто воспитывался и проходил через чемпионат Марокко (Беланда тоже не из их числа – Юнес родился в Авиньоне), играют в клубе или даже лиге уровнем ниже.

У каждой медали две стороны. Как бедные страны теряют позиции в футболе топ-уровня, так и богатые их постепенно приобретают. Какие страны Азии растут и доминируют на континенте? Япония, Южная Корея – никак не Индия с Пакистаном. Сборная Австрии десятилетиями была на задворках футбольной индустрии, но сейчас лидирует в отборочной группе ЧЕ и вместе со Швецией может оставить не у дел Россию. Швейцария за последние 12 лет приняла участие в пяти крупных турнирах – и, пусть и ошиблась с тренером, но вполне может пробиться на шестой. Швейцарцев может быть сколько угодно меньше, чем индийцев – но там Игра развивается правильнее, и поэтому её представители добиваются большего.

Прогресс богатых футбольных стран и регресс нищих очень логичен и максимально ожидаем. Никого ведь не удивляет, что лучшая медицина в Германии, а не в нищих странах? Немцы, во-первых, вкладывают в неё миллиарды, а во-вторых, развивают столетиями. И для этого им не потребовались иностранцы – выросшие на немецкой земле люди имеют больше возможностей получить хорошее медицинское образование (другой столп сильной нации), чем приехавшие из-за рубежа. В футболе у Германии перед Индией такая же фора, какая у Индии перед Германией в крикете.

Тэги: Вильярреал (Испания), Денис Черышев, Роман Нойштедтер, Шальке (Гельзенкирхен)

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.